Пол-первого

 
 

Пол-первого

О скитальцах в безмирьи. 2009-2011 гг.



***

Широкое поле, припорошенное снегом, простиралось на несколько сотен метров. Вдалеке виднелся лес из чёрных безжизненных деревьев. По небу, закрывая солнце, плыли серые тучи. Холодный, пробирающий до костей ветер, злобно завывал над полем. Два человека сидели под полуразрушенной стеной покосившегося кирпичного сарая: молодой русый, короткостриженый юноша, в камуфляжной форме и высоких сапогах, и длинноволосый долговязый парень в косой кожаной куртке и чёрных джинсах.

- А я тебе говорю, что там меньше 500 микрорентген! - заявил, тот что в форме.

Его собеседник хотел, было что-то ответить, но счёл спор бессмысленным и промолчал.

- Если съесть 4 пачки радзащиты и залить бутылкой водки, то можно пробежать. Там всего то 2-3 километра, - парень в камуфле не унимался, - Представь, и мы уже в желтой зоне! Никаких собак, вертолётов и морпехов! Свобода!

- Ты дубина! Твои бредовые идеи нас до добра не доведут. 500 микроренген в час сделают тебя или идиотом или импотентом. В прочем, первое тебе уже не грозит. А где ты собираешься достать радиозащиту? Пойдёшь на базу и скажешь «Дайте нам бедным и голодным странникам безмирья упаковку радзащиты»? А про водку то ты откуда взял? Нифига она не помогает. Понимаешь? Ни-фи-га. Это сказка. Ты бы ещё свинцовые носки и трусы предложил одеть! И вообще, ты хоть раз в желтой зоне был? Знаешь, почему она желтая? Да потому что там радиационный фон превышает допустимую для жизнедеятельности человека норму. Предельно допустимая зона для человека 57-68 микроренген! А тут только на границе 500! Даже бегом, налегке мы 3 километра покроем за 15-20 минут. А дальше? Без воды и еды. Без денег. А есть ли там деньги? Это здесь ты на доллар можешь в трактире пожить недельку-другую. А там говорят даже рубли не входу. Буржуи - это конечно плохо. Но всё же рейдеров то поменьше будет, чем например в Чернолесье…

- Ладно, я всё понял! Можешь не продолжать.

Парень в камуфляже с обиженным видом отвернулся от собеседника и принялся рыться в вещмешке, что лежал у него под боком. Через несколько минут он извлёк оттуда оцинкованную консервную банку. Выбитая на крышке дата гласила: 03.85.

- Ёб, стратегический запас!

Длинный полез в свой рюкзак за ложкой и перочинным ножом.

- Ну не сухпай же жрать. Лучше я умру от тушенки, чем от просроченных галет.

- У меня тут ещё сухари остались. Кстати, воды у нас много?

Русый заглянул в свой мешок.

- Литра 2. До завтра протянем. Надо будет опять в канализацию слазить. Только что-то не особо хочется.

- Ну, можно ещё на болоте воды набрать. Там поспокойней. Правда, вода уж совсем мерзкая.

- Да.… И не говори.

Парень в куртке слегка поёжился.

- Холодает.

- Может костёр разведём?

- Нет, не покатит. До базы 8 километров. Засекут.

Доедая тушенку из стратегического запаса вместе с сухарями, двое приятелей понемногу начали зябнуть. Ветер всё не унимался, разнося хлопья снега в воздухе. Серое, пасмурное небо нагоняло депрессивное настроение, с которым не возможно было выжить в безмирьи.

Безмирье - это то, что осталось от мира, после войны. Здесь только сильный или глупый мог оставаться на месте. А другим приходилось бродить из стороны в сторону и грабить, насиловать, убивать или быть убитым таким же скитальцем.

Когда банка с тушенкой показала дно, парни начали собираться. Русый вскинул на плечи вещмешок с привязанными к нему спальником и котелком, перекинул через плечё старый потёртый АКМ и, сделав несколько шагов вперёд, начал оглядываться по сторонам.

Длинноволосый уже стоял с рюкзаком и чехлом для гитары в полной готовности.

- Идём? - он неопределенно махнул рукой.

Они двинулись на север. Или так им казалось. По крайне мере старый  туристический компас говорил об этом.

Справа от них расстилался чёрный лес. Без солнечного света и тепла кора на деревьях почернела, а листья опали. Мёртвый лес навевал страх. Ни пения птиц, ни шелеста листьев. Про них все давно уже забыли. Только скрип засохших веток.

Слева тянулось поле с редкими кустиками. Такое же безжизненное, как и лес, но совершенно пустое. Тысячи метров настоящего русского поля.

- Слышь, Морт, а нафиг ты за собой таскаешь эту бандуру? - русый парень ткнул пальцем в гитару в чёрном чехле.

- Тише…

- Нет, я серьёзно. Она нам пока пользы…

- Да тише ты! Не слышишь что ли?

Оба прислушались. Действительно, вдалеке что-то гудело. Знакомый звук. Сердце начало биться всё чаще и чаще.

- Вертушка!

Вдвоём они резко развернулись в сторону леса. Только там, среди оврагов, они могли укрыться от всевидящего пилота. А звук за их спинами становился всё громче и громче.

- Кажется, с запада летит? - на бегу прокричал парень в куртке.

- Когда кажется, крестится надо.

И вот они уже бежали по лесу. Перепрыгивая через поваленные деревья, продираясь через кустарники, спотыкаясь об пни, они продвигались к оврагу. Под ногами хрустели ветки, и скрипел снег. По сторонам мелькали чёрные стволы деревьев. Огромный овраг проходил через весь лес. К нему примыкала группа более мелких оврагов. Надёжным укрытиям могли служить корни деревьев растущих на краю обрыва. Спускаясь по песчаному краю, они пытались найти хоть какое-то подобие укрытия. Вот несколько поваленных деревьев, обросших кустарником, или лучше канава с ветками. Разделившись, они бросились к своим убежищам.

Вертолёт с рёвом пронесся над ними. Затаив дыхание, они застыли словно вкопанные, не смея пошевелится.

Тёмно-зелёная машина угловатой конструкции сделала резкий разворот. Пилоту  вертолёта AH-64 при патрульном вылете разрешалось произвести до 100 выстрелов из 30мм пушки по «подозрительным» объектам. Те на радостях расстреливали все, что только видели. Говорят что однажды, стреляя по какому-то сараю, один такой вертолет случайно разнес вражескую глушилку радиосвязи. Поэтому теперь они старались изо всех сил. Благо 30мм снарядов после войны осталось много.

Гул работающего винта постепенно стих, а грозная боевая машина превратилась в маленькую точку на небе.

 

Отряхиваясь и вытаскивая из волос сухие ветки, они выползли наружу.

- Странно это... - русый задумчиво посмотрел вдаль, туда, где за горизонтом скрылся вертолёт.

- Что именно? - долговязый флегматично осматривал гитару.- Как всегда, патруль.

- Да нет. Они обычно на «Бэлах» патрулируют. А тут «Апач». На подвесках хэлфаеры. Это не к добру. Хэлфаерами обычно по танкам стреляют.

- Ну, значит не нас ищут.

 

 

 

Постепенно вечерело, становилось все холоднее.

Двое путников  двигались быстрым шагом по широкой грунтовке, пересекавшей поле вдоль кромки леса.  

- Нда. До темна в город не успеем.

- Тут место есть одно, - русый вытащил из сумки карту, развернул и ткнул пальцем в истертую бумагу, - вот здесь. Щас свернем немного, здесь две больших дороги пересекаются. Если рейдеры еще спьяну не разнесли его, там должен быть трактир.

Он свернул карту, сунул обратно и, немелодично насвистывая что-то, двинулся вперед.

Длинный постоял мгновение, горестно вздохнул, пожал плечами и поспешил следом.

 

К вечеру они вышли на старую трасу, вдоль которой лежали поваленные столбы, присыпанные снегом. Время от времени встречались проржавевшие машины с открытыми дверями. Мародёры растащили всё, что смогли унести: магнитолы, сиденья, колёса, а иногда и сами двери.

Ступая по растрескавшемуся асфальту, долговязый пристально разглядывал машины. Порывшись в кармане, он извлёк оттуда счётчик Гейгера, собранный из подручного хлама. Подойдя к одной из машин, он включил счётчик и открыл защитную крышку. Прибор монотонно запищал.

- 115! - долговязый обернулся к своему другу. - Лорм, держись подальше от железа!

Но русый уже начал рытся в УАЗике, съехавшем в обочину.

- Э! Придурок, ты что глухой?! 115 микрорентген!

- Щас! Тут кажись барахла полезного навалом.

Долговязый подбежал к УАЗику и за шиворот вытянул своего приятеля. Тот обижено посмотрел на него.

- У нас и так патронов нет, а тут ментовский бобик.

- Ты понимаешь, тут каждая железка будто из эпицентра ядерного взрыва! - для убедительности он направил счетчик на машину,- А тут даже 196 микрорентген. Слушай, Лорм, лучше забей. Оно того не стоит.

Русый посмотрел на своего собеседника, словно провинившийся ребёнок. А потом, сдерживая улыбку, ткнул пальцем в сторону машины. Долговязый аккуратно подошел к УАЗику и заглянул внутрь через выбитое лобовое стекло. Внутри за рулём в потрепанной милицейской форме и фуражке сидел скелет с открытым ртом. Долговязый широко улыбнулся.

- Бедный Йорик...

 

Пару часов пути по мёртвой трасе они прошли относительно спокойно, обходя машины и подшучивая над "старшиной Йориком". Среди лежащих столбов все чаще стали попадаться полу-лежачие, а местами и вовсе стоящие. Фон от машин заметно снизился, да и деревья у обочины стали не такими покрученными и почерневшими.

- Кажется, ведьмин холм рядом. - сказал долговязый, поёжившись от холода.

- Да, там и должен стоять трактир.

Пройдя ещё пару минут, они услышали за спиной рёв мотора. Вдалеке вспыхнул свет фар.

Двое приятелей моментально запрыгнули в канаву у обочины. По трассе промчался легковой автомобиль. То ли Жигули, то ли Москвич. Из-за сильной изношенности и модернизации машины точнее определить было трудно. Из кабины доносились крики.

- Рейдеры? - когда автомобиль проехал, русый выбрался из оврага.

- Похоже. Мало кто гоняет как чёрт по вечерам.

- И бензину им не жалко… - Лорм раздосадовано посмотрел в след автомобилю.

 

Когда окончательно стемнело, они вышли к полуразрушенной деревне. Единственным уцелевшим после войны зданием был двухэтажный магазин. В окнах мерцал свет. На стене возле двери белой краской была нарисована четырёхконечная звезда и красовалась трафаретная надпись: «Under protection of US Army».

- Зайдём? - кивнул русый парень.

- Опять какой-то генделык, доверху забитый рейдерами.- долговязый скривился.

Они медленно зашагали в сторону здания. Вывеска над входом гласила "Трактир у Толстого". На заднем дворе, огражденным деревянным забором стояли несколько машин и мотоциклов, накрытых брезентом. Из здания доносились гогот и пьяные вопли.

Перед самой дверью долговязый остановил своего спутника:

- Слыш, Лорм, только не так как в прошлый раз...

- Да они первые полезли!

- Я не хочу снова собираться в потёмках и бежать чёрти куда, через все аномалии и рад-зоны.

Русый улыбнулся.

- Ладно, буду держать себя в руках.

Они постучали в массивную деревянную дверь, оббитую металлическими листами. Через несколько секунд за дверью послышались  шаги. Лязгнули засовы. Когда дверь распахнулась, путники смогли увидеть на пороге высокого плечистого мужчину в кожаной куртке.

- Чего надо? - мрачным голосом произнёс он.

- Нам бы поесть и переночевать. - Долговязый вышел вперёд.

- Деньги? - с недоверием произнес угрюмый хмырь.

- Обижаешь, конечно, есть.

- Заходите.

Они вошли в маленькую комнату, посреди которой стоял стол. За столом сидело ещё двое амбалов в кожаных куртках, с металлическими нашивками и ремнями. Возле стула одного из амбалов стоял «Шрам» - автомат кустарной работы. Судя по картам, помятым купюрам и монетам лежавшим на столе, охрана играла в покер. Налево и направо вели проходы, за каждым из которых находились залы.

- Слыш, служивый, - обратился амбал к русому, - ствол та оставь.

Парень в униформе посмотрел на свой АКМ, вздохнул и протянул его охраннику. Тот приоткрыл шкафчик у стены, который и так был забит оружием, в основном кустарной работы, достал номерок и обменял его на автомат.

- Не боись, он у меня, как за каменной стеной. – с ухмылкой произнёс рейдер.

 

Все лучшие места были заняты. Сидеть пришлось на старых ящиках, за большой катушкой из-под кабеля, изображавшей стол. Водка тоже оказалась палёной и особой радости не приносила. Зато мясо с картошкой было отменным. Бармен долго не хотел принимать рубли, но всё же долговязый смог его уговорить.

- Чёртовы америкосы, теснят нашу валюту. – возмутился он, осушив стакан до дна.

- Ага, - русый уже доедал свою порцию картошки. – Кстати, что там у нас с деньгами?

- Почти не осталось. Рублей 60. Надо подработку искать.

- Давай как всегда в город, там пару раций спаяешь.

- Нет, надо хотя бы недельку отсидеться. Меня за прошлые вроде ещё ищут. – тихо произнёс Морт, а потом с лукавством добавил, - Да и вроде как бы твоя очередь работать, Лорм?

- Не, я не хочу больше ящики грузить! – возмущёно выкрикнул русый, яростно размахивая вилкой.

- Тс-с-с, не привлекай внимания. – тихо заметил долговязый.

Русый оглянулся. И вправду, некоторые из посетителей смотрели на него.

- Блин. Сплошной сброд. Одни рейдеры, проститутки и наркоманы. Какое им до меня дело?

- Не кипятись. Но ящики тебе грузить придется. И мешки тоже. Когда ты последний раз работал вышибалой, нам твоё лечение дороже обошлось.

- Морт, а может всё-таки на охоту или за хабаром?

- Эх… потом обсудим, мне на свежий воздух надо.

Морт встал из-за стола и зашагал к выходу. На улице было ужасно холодно. А может он просто привык к теплу. Маленький сортир, оббитый металлом и шифером, располагался на заднем дворе. По дороге долговязый осмотрел накрытый брезентом транспорт. Скорее всего, за ним наблюдал человек, сидевший на втором этаже. Возможности чего-нибудь умыкнуть не оказалось.

Когда он закончил, то вернулся обратно в трактир. Там его ждал сюрприз.

Лорм стоял возле стола. Улыбка исчезла с его лица, как только тот заметил приход друга.

 

 ***

         - Ах ты пидор гнойный!

Лысый рейдер в кожаной куртке вскочил из-за стола и ринулся к парню в камуфляжном костюме. Мгновенно к нему подбежали ещё двое громил. Толпа, начиная проявлять интерес к происходящему, немного притихла. Бармен моментально убрал бутылки под стойку.

- Ну что, допонтовался, фраерок недоделанный?

Лысый толкнул парня так, что тот отступил назад.

- Чё, язык в жопу засунул?

Парень посмотрел на обступающих его рейдеров, бросил мимолётный взгляд на стоящего в углу человека в косой кожаной куртке и лукаво улыбнулся.

- Трое на одного. Я вижу в вас образчик воинской доблести!

Один из рейдеров не выдержал.

- Гаси его!

Дуболомы приближались, один уже потянулся за спину, нащупывая что-то, как вдруг ему на голову с треском обрушилась увесистая табуретка. Ноги его подкосились, и он бревном рухнул между столиками. Посетители разбежались по углам, но уходить никто не спешил.

Лысый оглянулся и, яростно взревев, бросился на нового противника.

Третий тем временем подобрался к парню в камуфляже сбоку и ударил его ножом. И даже попал, но к его удивлению и разочарованию из продырявленного наглеца потекла совсем не кровь, а что-то прозрачное, до боли знакомо пахнущее. Это вогнало его в ступор, и он потерял драгоценные секунды, понять что же произошло он, впрочем, так и не успел. Последнее что он увидел - несущийся в лицо предмет неопределенной формы.

А посреди зала разворачивалась батальная сцена. Рейдер и длинный  кружили по помещению, не сводя друг с друга взгляд. Вокруг валялись пара ножей и обломки табурета. Один глаз рейдера заплыл большим синяком, а его противник прихрамывал на левую ногу.

Лысый не выдержал и рванулся вперед, замахиваясь кулаком, но не рассчитал расстояния и лишь слегка задел скулу длинного, тот отшатнулся в сторону и ударил рейдера ногой в живот. Согнувшись пополам, он упал на пол и застонал, длинный тут же подскочил к нему и вырубил ударом по шее.

 

* * *

- Последняя. Понимаешь? Последняя! Вот сволочь....

Морт уже и не пытался утешить своего друга. Он сперва напрягся, увидев торчащий из бока товарища нож. Но успокоился, когда тот извлек из-под куртки пробитую насквозь  плоскую флягу. Слегка досталось, конечно, но абсолютно не смертельно.

Но русый напротив, и не думал успокаиваться. И глотая залпом четвертый стакан, не переставал сокрушаться.

- Черт с ней с флягой... Почти литр водки! - в очередной раз осушив емкость, причитал он.

- Лорм...

- И не какой-нибуть... Самая лучшая...

- Лорм...

- Ну не самая, за то крепкая...

- Лорм! Да ты УЖЕ больше выпил, чем там было!

- Вот урод... А?

 

        ***

 

Ранним утром, как только рассвело, они вышли из трактира. Кругом было тихо, только ветер шумел в поле, тянувшемся за дорогой, гоняя мусор и заставляя зябко ежиться всякого, кто имел глупость выйти на улицу в такую рань. На корявых ветвях редких деревьев поблёскивал иней. Абсолютно не к месту, на небе к востоку виднелась радуга. Она слабо мерцала, и, кажется даже, иногда на мгновение совсем пропадала.

- Смотри, - ткнул пальцем в сторону радуги Лормекс.

- Угу. Вроде над черным лесом.

- Что это, интересно, за хрень такая?..

- Вот сходи и проверь. - Морт мрачновато ухмыльнулся, и развернулся лицом к дороге, теряя интерес к странному метеорологическому явлению.

 

- Ты знаешь, мне кажется, за нами кто-то идет. - нервно оглядываясь протянул Лорм.

- И тебе тоже?

- От самого трактира.

Они сидели на обочине, дожевывая остатки мясных консервов и поглядывая по сторонам.

Спереди и сзади до горизонта тянулась дорога. Проложенная когда-то по крутой насыпи, она изрядно просела местами и оползла. Ржавые автомобили с разбитыми стеклами были хаотично разбросаны по ней.

Перевернутый грузовик со смятой кабиной, лежавший метрах в ста позади, перегораживал пол-дороги. Препятствие, с которым он видимо и встретился, лежало под насыпью, являя собой бесформенную груду металла, стекла и рассохшейся резины.

- Не нравится мне это. Минут пять назад показалось, что видел тень за тем грузовиком. А щас вроде никого. - монотонно заметил Морт, лениво двигая челюстями.

- Давай лучше по полю пойдем, метрах в пятидесяти, - сказал Лорм, поднимаясь.

Он отшвырнул в сторону пустую банку, отряхнулся и снова взглянул на грузовик.

- Во! Опять!, - закричал он, и рванул по дороге, - А ну, всем лежать, Омон!

- Куда?! Стой, дубина!, - Морт попытался вскочить, но запутался в лямках от гитары и грохнулся на спину, - Черт... Какой нахрен Омон?!!

Лорм тем временем уже пробежал половину дистанции, и, размахивая автоматом, громко кричал что-то воинственное и, местами, непечатное.

Морт наконец поднялся на ноги и, пригнувшись пониже, зигзагами побежал за другом. Как назло, разболелась нога, ушибленная вовремя драки в трактире.

Тот уже добрался до грузовика, раздались выстрелы, вопли, отовсюду из-за машин и из-под насыпи стали появляться рейдеры.

Не меньше десятка. - пронеслось у Морта в голове. Он прыгнул в сторону разбитого жигуленка, и спрятался за ним. Оттуда он видел, как Лорма ударили по голове прикладом, и обмякшего оттащили в сторону.

Человек пять уже приближалось к его укрытию, перебегая от машины к машине.

 

Не стреляют. Значит живым нужен. На промзону... Черт, винтарь забыл, идиот.

 

Он еще раз взглянул на рейдеров, связывающих его друга, потом на тех, что его окружали, приподнялся и со всей возможной скоростью рванул к обочине, не оращая внимания на боль в ноге.

Рядом просвистела пуля, он дернулся в сторону, споткнулся и полетел кувырком по насыпи. Небо и земля, сливаясь, мелькали перед глазами, потом резкая боль в затылке и темнота.

 

Когда Морт открыл глаза, перед ними была все та же темнота, только теперь в ней мелькали яркие точки.

Ослеп что ли... - С каким-то недоумением подумал он.

Повернул голову, застонал от боли в затылке, и вздохнул с облегчением.

Не ослеп. Просто небо со звездами. Хе-хе....

Он приподнялся, и потрогал рукой затылок. Под слипшимися от засохшей уже крови волосами прощупывалась внушительных размеров шишка. Он обернулся, и увидел камень испачканный в запекшейся крови. Осторожно поднялся на ноги, в глазах у него потемнело, и он чуть снова не упал.

Морт оглянулся по сторонам и осмотрел порванную одежду.

 

Наверное, приняли за мертвого. Точно, стреляли вроде, и камень в крови. Вот свезло так свезло. Странно, почему не пошли шмот снимать...

Черт!...

 

Он резко развернулся, взвыл от боли, и держась рукой за голову нетвердой походкой двинулся наверх, к дороге.

Так и есть. На месте где лежали вещи осталась только гитара, извлеченная кем-то из чехла. Чехла не было, он почему-то заинтересовал мародеров больше чем сама гитара.

Он подошел к инструменту, осмотрел его, убедился, что тот почти не пострадал, забросил его на плечо и неуверенно заковылял по дороге в сторону города.

 

* * *

 В тёмной комнатушке, освещённой масляной лампадкой, сидело два человека. На столе перед ними лежало старое охотничье ружъё ИЖ-99 и десяток патронов 12 калибра.

- Что бы пробиться в промзону, тебе этот хлам не поможет. Тебе нужна как минимум СВД. - сказал один из сидящих.

На вид ему можно было дать лет 80. Старое лицо, изборождённое морщинами, сверкающая лысина и длинная седая борода. Одет он был в телогрейку, с накинутой поверх меховой жилеткой. Он взял со стола своими узловатыми пальцами один патрон и поднёс к свету.

- Дед, ты знаешь, где можно достать все, что мне нужно? - его собеседником был долговязым длинноволосым парнем, одетым в косую кожаную куртку.

- А ты как будто сам не знаешь? - усмехнулся старичок.

Долговязый поморщился, глядя то на ружье, то на патроны.

- На базе, конечно же.

- Дед, а кроме базы?

- Ну, есть тут одно место. Только вот ты понимаешь... - старик нахмурился.

- Не томи.

- Ну, это схрон, и за просто так я тебе его не покажу.

Долговязый в ярости вскочил из-за стола.

- Ты что совсем охренел? Пока я буду тебе бабки на этот схрон добывать, знаешь, что с Лормом на промзоне сделают? Еще и с его-то характером?!

Дед улыбнулся.

 - Сядь, внучок. Щас мы всё уладим.

 

* * *

Очнулся парень в маленьком деревянном сарае. На нём были одни трусы и майка. Под глазами виднелись синяки, а по распухшей губе стекала тонкая струйка крови. Вокруг него стояло трое: два плечистых мордоворота и худощавый короткостриженый мужик в потрепанного вида костюме.

- Ну, теперь ты понял куда попал?

Русый парень приподнялся на локтях и посмотрел короткостриженому в глаза:

 - Я в промзоне. Жду дальнейших указаний, товарищ начальник. - произнёс он хриплым голосом.

 - Вот и отличненько. Даже до почек не дошли.- с ехидной улыбкой произнёс короткостриженый,- Меня зовут Кирпич. Я начальник по вербовке,- это слово он произнёс с явным сарказмом,- и сейчас попытаюсь узнать, куда тебя надо определить.

 - А много вакантных мест? - прохрипел парень.

 - Ну, ты сейчас напрашиваешься на литейную.

Один  из амбалов ухмыльнулся. Видимо назначение на литейную не предвещало ничего хорошего.

 - Со стволами часто имел дело? - спросил короткостриженый.

 - Могу АКМ с закрытыми глазами собрать и разобрать.

Короткостриженый улыбнулся:

 - Пытаешься пробиться в сборный цех? Неплохо. Там как раз сокращение штатов недавно прошло.

 - А что за цех-то? Кормят хорошо?

Короткостриженый удивлённо посмотрел на парня:

 - Ишь, какой шустрый! Молодец. Сперва мы тебя к Петровичу сводим. Пусть твои умения оценит.

Громилы подняли парня подмышки. Тот уже не сопротивлялся, только вяло смотрел перед собой. Потом сплюнул сгусток крови и, освободившись от рук здоровяков, сам подошел к мужику в костюме.

- Сначала приоденься,- тот кинул ему свёрток,- фиговое дело, в таком виде к мастеру цеха идти.

 

                                                                                 ***

 

 

Роба в свёртке оказалась на два размера больше, поэтому рукава и штанины пришлось закатать. Благо, ботинки были почти впору. Даже не взирая на хорошее качество, со временем они заметно износились.

Когда парень вышел на улицу, его сразу обдало ледяным, пронизывающим до костей ветром. Одежда почти не защищала от холода. Пальцы на руках сразу замерзли, и пришлось сунуть руки в карманы. Когда глаза привыкли к яркому свету, он увидел два здания: большое трёхэтажное и кирпичное двухэтажное, соединенные переходом-галереей. Многие из окон были заколочены досками или закрыты прогнившими матрасами. Вокруг главного корпуса стояло множество других построек: склады, трансформаторная подстанция, литейная с двумя трубами, навесы, покосившиеся сарайчики, градирня, прочие цеха, резервуары для мазута и воды, двухэтажная котельная с кирпичной трубой – и всё это обнесено высоким бетонным забором с колючей проволокой. По всему периметру были сооружены смотровые вышки.

Но долго стоять не пришлось. Кирпич, уже приодевшись в шубу, указал рукой на трёхэтажное здание. Судя по количеству мордоворотов в чёрных бушлатах. это была администрация.

- Чё стоишь, давай быстро сюда!

Парень неспешно зашагал по деревянным доскам, которыми была выложена тропа. И тут же почувствовал удар в области спины.

- Шевели батонами! – озлобленный охранник уже готовился ко второму пинку.

Парень сразу понял, что к чему и нагнал начальника по вербовке. Охранник неотступно следовал за ним.

Самочувствие было ужасным. Болела голова, из-за синяков под глазами ухудшалась видимость, ныли ушибы и досаждали ссадины. В добавок ко всему снова начала кровоточить разбитая губа.

Внутрь они зашли через чёрный вход. Стоявший рядом дуболом поприветствовал начальство. Одет он был также в старый чёрный бушлат, местами протёртый до дыр, валенки и шапку ушанку. На груди у него висел «Зуб» - пистолет-пулемёт местного производства под калибр 9мм. Такой штукой можно было только по толпе палить и то, не дальше 20 метров.

 А если учесть вероятность осечки, принять во внимание погодные условия, производственный брак…

Парень не успел закончить мысль, как тут же снова получил по почкам.

Внутри администрация выглядела ужасно: пошарпаные стены, протёртый до дыр линолеум, потрескавшийся потолок. Воняло гнилью и плесенью. Из углов веяло сыростью.

- Смотрю, у вас тут убираться не принято? – весело заметил парень.

- Принято, вообщем-то. Завтра ты этим и займёшься. – Ехидно заметил Кирпич.

Дальше парень решил идти молча.

Когда они поднялись на второй этаж, заметно потеплело. Видимо старая котельная продолжала работать. Да и обстановка здесь была получше. Снизу стены были оббиты досками, а дырки в линолеуме заделаны. Когда они вышли в коридор с многочисленными дверями, Кирпич свернул в одну из них, и вскоре возвратился без своей шубы. На дверях висела табличка, на которой красовались корявые буквы «начальник по вербовке», а под ней ещё одна более корявым почерком «без стука не входить!»

Тогда он прошел дальше по коридору и заглянул в ещё одну дверь:

- Где Петрович? – гаркнул он.

- И откуда я таки могу знать, где господин Петрович? – произнёс мерзкий голос из-за двери, - он мне таки об этом не докладывает.

Кирпич хлопнул дверью.

- Жид пархатый! И чего мы, спрашивается, его тут держим?

Он слегка размял шею и руки и подошел к парню.

- Ладно, пошли в мой кабинет.

 

Кабинет Кирпича был довольно просторным. Большое окно было наполовину заколочено фанерой, другая же на удивление застеклена. Возле окна стоял письменный стол и стул. В углу возвышался большой платяной шкаф без одной дверцы. Помимо шубы в шкафу висели кожаная куртка и чёрная роба.

Кирпич прошелся по кабинету и уселся за свой стол. Он грёб все бумаги, разложенные на нём, сложил их в стопочку и отложил на край. Потом извлек из ящика в столе ручку и чистый листок.

- Как звать?

- Лормекс.

- Ух ты! – удивлённо воскликнул Кирпич,- Твоего папашу случаем не Чёрный Лейтенант кличут?

- Он самый. – С гордостью добавил парень.

- Шеф, а кто это Лейтенант? – спросил амбал.

- У-у-у. Он убил больше буржуев в битве под мёртвым городом, чем ты тараканов передушил. За его голову давали такую награду, что можно было бы пол промзоны купить. Он кстати служил в десантуре.

- А вы откуда про моего отца столько знаете? – поинтересовался Лормекс.

- Да я в те годы мародёрством занимался. Как раз дезертировали из архангельского стройбата с дружками. Царство им небесное. Мы ведь из нового призыва были. Послевоенного.

Так вот там я и наслушался баек про Чёрного Лейтенанта. А про то, как его сына звали, мне дед один рассказал. Мало с таким именем по пустоши шляется.

Эх, жалко за тебя награды не дадут…

Ну в общем проехали. Давай дальше: возраст, болезни, что делать умеешь?

 

Кроме Лормекса рейдеры продали на зону ещё трёх человека. Одного из них, видимо само крепкого, сразу отправили в литейку. Двое других, как и сам Лормекс ожидали своего часа. После занесения в список всех четверых отвели в бараки. Это было большое, грязное, холодное и сырое помещение с множеством металлических кроватей и несколькими тумбочками. Не взирая на то что, щели в стенах забитые тряпьём и заколочены досками,  в помещении постоянно гуляли сквозняки.

Внутри находился только один человек – исхудавший мужчина лет 30, который усердно подметал пол и выгребал что-то из-под кроватей. Когда в бараки вошли четверо заключённых и охранник, зэк поднял голову и начал пристально рассматривать их своими маленькими бегающими глазками.

- Шмыга, расположи гостей! - гаркнул охранник и покинул помещение.

Как только закрылась дверь, зек тихонько подошел к новоприбывшим.

- У… Новое мясо. – он произнёс это с настораживающее интонацией и улыбнулся, обнажив свои гнилые зубы.

- Слыш, а что это за место? – спросил здоровяк.

- Когда-то это был склад для ваниловой кожи, а сейчас это место для ночлега. – Шмыга пристально рассматривал гостей.

- Не, ты не понял, я про всё это спрашиваю.

Пришедший со здоровяком мужчина от негодования приоткрыл рот.

- Мы на промзоне, уважаемый! И здесь мы проведём весь остаток нашей жизни.

На вид ему было лет 40.Он был слегка полноват и абсолютно лысым.

- Не, меня такой расклад не устраивает. – здоровяк скривил недовольную гримасу.

- Поживём, увидим. – третий новоприбывший был высоким худым мужчиной в годах с седыми волосами.

Шмыга уже успел несколько раз обойти вокруг всех четверых и изучить их в мельчайших подробностях. Потом прошел вдаль бараков и указал на несколько кроватей:

- Вот эти свободны, только клопов с матрасов повыгоняйте.

 

                                                           ***

 

Уставший высокий парень потрепанного вида, с гитарой на плече подошел к границе города. Эта его часть была заброшена, людей в городе было не так много, и им вполне хватало южной половины. К тому же бродить тут было не слишком безопасно - мало ли какая дрянь могла таиться в развалинах, в тёмных отверстиях дверных проемов и в заваленных обломками переулках.

Нет, Морт не боялся, что на него из ближайшей подворотни может выскочить фиговина трех метров в высоту и косая сажень в поперечнике, со здоровенной пастью, клыками и когтями. В басни о подобных страшилищах, которые можно было порой услышать в придорожном трактире, уже лет двадцать никто не верил.

Мутация практически не дает положительных эффектов. Да, мутантов всякого рода было много, как среди людей, так и по лесам да полям - животные, растения, вроде даже грибы. Особенно сразу после удара. Но только на растения радиация влияла положительно, а в остальном она порождала увечных уродцев. Хотя, их как раз следовало опасаться куда больше чем огромного, но вполне предсказуемого монстра, который мог бы стать отличной мишенью.

Ну, кто знает, чего можно ожидать от лысого пятиногого создания, размером с большую собаку, лениво выползающего на дорогу в двадцати шагах?

Морт не знал. Да и знать, по правде говоря, не хотел. Однако, пройти рядом с ним все-таки было необходимо - переулок довольно узкий.

- Экая образина, - подумал он, - может подождать пока проползет?...

Но проклятое чудище доползло ровно до середины и остановилось, искоса поглядывая на путника единственным черным, без белка, глазом.

- Черт возьми. Даже пальнуть в него нечем.

Морт наклонился, и, не спуская глаз с существа, пошарил рукой по земле. Выбрав булыжник побольше, он выпрямился и взвесив его в ладони с силой швырнул в мутанта.

Тот не-то взвизгнул, не-то всхлипнул, плюнул на пару метров какой-то прозрачной гадостью и куда резвее, чем в прошлый раз уполз за угол.

Морт подошел к растекающейся лужице и принюхался. Ничем не пахло, тогда он поднял с земли ржавый кусок арматуры и ткнул в жидкость. Ржавчина потемнела и оплыла, открывая изъеденный, неровный но совершенно чистый, сверкающий металл.

- Забавно. Надо запомнить... - Он отбросил арматурину, задумчиво почесал затылок и тут же понял, что это было не лучшей идеей - уже было заживавшая  рана снова заныла.

 

Пройдя еще с десяток кварталов, он увидел трехметровую стену, явно более поздней постройки, чем окружавшие её здания. Стена выглядела несколько неряшливо, от того, что была собрана из остатков тех самых зданий. Местами это был кирпич, кое-где проглядывали бетонные плиты и большие пеноблоки.

В одном месте в стену была вбита дюжина железных петель, наподобие лестницы.

Там, на стене должен был стоять дежурный - но он, по всей видимости, как всегда спал неподалеку, в обнимку с бутылкой.

Когда стену только построили, по всему периметру, через 50 метров круглосуточно стояли постовые. Но когда всем, наконец, стало ясно, что одной стены вполне достаточно чтобы не дать всякой нечисти проникнуть в жилые районы, эти должности отменили. Оставили лишь несколько охранников - у входов. И те не слишком серьезно относились к своим обязанностям.

 

                                                         ***

После того как Лормекс и его товарищи по несчастью расположились в бараках, их забрал охранник. Вначале они посетили местного цирюльника по прозвищу Шрам. Как понял Лормекс, им ещё крупно повезло, что старый генератор работал, и Шрам смог пользоваться машинкой. Доверять худому, лысому маньяку бритву – было бы сущей воды суицидом.

Кличку тот получил из-за трёх больших шрамов на голове. Как оказалось, их он приобрёл вовремя своего первого визита на промзону, когда его остригали налысо. Не выдержав подобного отношения, он выхватил опаску и перерезал глотку своему парикмахеру. Охрана думала порешить такого наглеца на месте. Но после того как его хорошенько отметелили, начальник охраны прознал, что Шрам тоже был парикмахером и приказал ему заменит убитого. Вот уже третий год, как Шрам исполняет свои обязанности.

Пока остригали здоровяка, Лормекс понял, что мать-природа обделила Шрама симметрией: глаза были разных размеров, одно ухо больше другого, даже левый кончик губы был приподнят, а правый опущен, из-за чего часто можно было созерцать пугающую ухмылку Шрама.

От вида жёлтых гнилых зубов парикмахера, Лормексу сразу же захотелось узнать, как обстоят дела с местным доктором. По счастливой случайности охранник повёл их именно к нему.

В местном медпункте работало три врача: двое здоровых дуболомов-санитаров и плешивый старичок по кличке Херургъ. Но как показала дальнейшая практика, он был первоклассным специалистом, и закосить от работы в результате плохого самочувствия не удавалось.

Херургъ носил белый халат, испачканный грязью и кровью. Он часто недоговаривал начатые предложения, а иногда создавалось впечатление, что он и вовсе говорит сам с собой. И, похоже, он был единственным, кто на промзоне носил очки.

Когда осмотрел новеньких, то заключил:

- Этих троих можно и в литейку, а вот тощий больше недели не протянет.

Херургъ ошибся.

Потом было собеседование. Куда повели толстого и высокого Лормекс не знал, а вот здоровяка сразу же отправили работать.

Петрович был старым авторитетным зеком. Он двигался медленно и говорил очень тихо. Правая рука, одетая в кожаную перчатку, неподвижно лежала на столе, за которым тот сидел.

- Ты что-то можешь сказать про автомат «Волк».

Лормекс стоял перед ним и смотрел себе под ноги.

- Грубая пародия на АКМ. Кстати вы уменьшили зазоры между движущимися частями автоматики и неподвижными частями ствольной коробки, что повысило точность, но снизило надёжность. Ещё надо было возвратную пружину с направляющим стержнем выполнять как единое целое, как и в оригинале. С вашим качеством пороха калибр следовало бы увеличить. После того как отстрелять целый рожок, ствол настолько разогреется, что все последующие пули ложатся рядом. Увеличить охлаждение ствола можно при помощи радиаторных рёбер или изменении конструкции компенсатора, но на стволе и так много чего нагромождено, что существенно снизит балансировку. Кстати, если выполнить оружие по схеме булпап, то можно будет уменьшить его размер и сместить баланс в строну рукояти.

Подобные монологи Лормекс выдавал очень редко, так как был профаном почти в любой области, кроме разве что оружейной.

- Хоршо, хорошо… - задумчиво произнёс Петрович.

Не поднимая головы, он встал из-за стола и прошелся  по комнате.

- Так сколько за тебя взяли? – его последние слова Лормекс расслышал с трудом.

- Неважно, в общем,… завтра приступишь к работе. – Петрович потёр подбородок рукой и зашагал прочь.

Потом был обед. Кормили зеков на промзоне очень плохо. Какая-то похлёбка неизвестной консистенции. Старики сразу принялись издевается над новоприбывшими. За весь обед Лормекса пять раз подбили, когда он подносил ложку ко рту, и один раз опрокинули миску ему на штаны.

«Не больно то и хотело, есть вашу гадость» - в сердцах подумал он. Но потом сильно пожалел, узнав, что кормят здесь только раз в день.

Как и пообещал Кирпич, Лормекса заставили драить первый этаж администрации. Благо делать это ему пришлось не в гордом одиночестве, а в партнерстве двух провинившихся зеков. А были они тоже из новых и потому не додумались перекинуть всю свою работу на него. По окончанию, охранник надзиравший над ними всем раздал подзатыльники и отправил спать. По дороге Лормекс встретил здоровяка, лысого и худого. Здоровяк валился с ног. Он был чёрным с головы до ног и громко кашлял.

По возвращению в барак, четвёрку сразу же отметелили и имени не спросивши. Дольше всех держались здоровяк и Лормекс. Они то больше всех и получили. На шум тут же прибежала охрана с маслеными фонарями и дубинками. В ту ночь мало кому удалось поспать.

Как обнаружилось под утро худой умер. Первым это заметил охранник, присланный проводить зеков на работу. Здоровяка снова забрали в литейку. Разбитое лицо, множество синяков, вывих плечевого сустава – вот неполный перечень всех полученных травм.

Сборочный цех разместился в большом двухэтажном здании, в прошлом служившим швейной мастерской. Там то и пришлось работать Лормексу. Для начала он почистил туалеты, прибрался в помещении, выполнил ещё парочку приказов авторитетных зэков, получил несколько ударов в живот. Так бы и продолжалось до конца дня, если бы после обеда не пришел Петрович. Он приставил парня к высокому зеку, по прозвищу Сидор и сказал, что б тот научил его собирать «Зуб». Работа не требовала особо сложной умственной деятельности, и к вечеру Лормекс уже собрал свой первый пистолет-пулемёт. Сложность сборки заключалась в том, что все детали были сделаны очень грубо, и в некоторых местах их приходилось доводить напильником.

Так прошло ещё три дня. Чистка параши, сборка оружия отмерзавшими руками, удары и подзатыльники от охраны и стариков, ночные побоища, к которым Лормекс уже привык. Однажды его хотели поиметь в грубой форме, но припрятанная в матрасе заточенная затворная рамка, уберегла его от нежеланного акта. Под утро нашли два трупа с пробитой шеей. Отмазываться было бесполезно. Если бы не вмешательство Петровича, то русый парень не дожил бы и до утра. А так его только хорошенько избила охрана, а потом бросили в холодный сырой подвал, именовавшийся карцером. Там в компании червей и крыс Лормекс провёл весь день, пропустив обед.

По возвращению в бараки, Лормекса ждал сюрприз. Хотя мало кому понравилась его выходка, но подняла его авторитет в глазах большинства. Всё же от мести это его не уберегло. Через час, как только погас свет, двое зеков вскочили с кроватей и принялись тыкать заточками матрас, на котором спал Лормекс. Но кроме клопов в ту ночь никто не погиб. Сам же объект покушения тихо лежал под одной из соседних кроватей и пытался по звукам определить, что ж там всё-таки происходит. Так он провёл целую ночь, не смыкая глаз. Но закладывать охране  своих недоброжелателей не стал.

Ещё один бессмысленный день на промзоне. Единственной проблемой было ухудшение самочувствия. Нарывы на теле, постоянные головные боли. Лормексу начало казаться, что облучение в желтой зоне гарздо выше, нежели в зелёной, к которой он уже привык. С трудом он поднялся с кровати. Выражения лиц других зэков не приносило особого удовольствия. Если бы не охранник с деревянной палкой, то он бы с радостью улёгся спать. Все выгнали на улицу, пересчитали и погнали работать. На удивление здоровяк выглядел очень живо. Он бодро шагал по бетонным плитам, поросших чёрной травой.

Серое безжизненное небо, словно варево в походном котле.

Сколько же километров они с Мортом прошли по безмирью в поисках "лучшей жизни", сколько рейдеров и налётчиков они убили в схватке за свою жизнь. А ведь они были такими же молодыми парнями, как и они. Дети, рождённые после Великой войны. Они тоже искали своё счастье, да не там. А мы без кола да двора, шатались от трактира до борделя. Так же как они. Вот вам и судьба! Побеждает более быстрый, более сильный, более ловкий...

Крик! Размышления прервал крик охраны. Лормекс моментально обернулся. Вот он видел здоровяка бежавшего в сторону поваленной секции бетонного забора, облепленного белой плесенью. Дырка была закрыта всего лишь колючей проволокой. Странно, что двое громил охранников ничего не предпринимали. Они тупо стояли, направив свои стволы в спину заключенного. Но не стреляли. Просто стояли и смотрели на него.

Вот здоровяк добежал до забора, перемахнул через колючую проволоку и замер. И стоял так несколько секунд. Тогда один из охранников вскину свой пистолет-пулемёт и начал прицеливаться в здоровяка.

Но стрелять не потребовалось. Здоровяк, словно резиновый, обмяк и упал на землю. Охранник опустил ствол.

- Чего стали? А ну вперёд, гниды поганые!

Все разошлись по своим рабочим местам так, будто ничего и не произошло. А безжизненное тело, с посеревшим лицом так и осталось лежать за оградой промзоны. Ему удалось сбежать. И заплатить за этот побег своей жизнью. Не одними колючими проволоками и бетонными заборами охранялась промзона. Аномалии. Как та, что в почерневшем углу сборочного цеха. Маленькая и безобидная. По слухам, после неё чернела кожа и постепенно начинала загнивать. Старики иногда угрожали молодым, что если они не будут их уважать, то окажутся  в том углу.

А Лормекс продолжал мирно собирать промзоновские безделушки. Обстановка была не изучена, что и откладывало время побега. Как минимум странным был небольшой, полностью пустовавший, цех в северной части промзоны с почерневшими окнами и выбитой дверью. Вторым важным объектом являлась трансформаторная подстанция. Откуда бандюки брали электроэнергию оставалось неизвестным. Если бы с неба свалился его старенький АКМ и десяток гранат, то все загадки промзоны тут же были бы разгаданы.

После обеда Лормекса отправили к Петровичу. Тот сидел за столом и листал какую-то старую книгу довоенных времён.

- А вот и ты… - Петрович закрыл книгу и отодвинул в сторону.

- Завтра будет выезд. Мне надо, что бы ты мне нашел пару вещей.

- Что ещё за выезд?

- Каждую неделю отбирают несколько зеков для поездки в город. Там они ищут всякий хлам, необходимый на промзоне.

Лормекс задумался. Полуразрушенный город, полный аномалий и мутантов – не самое лучшее место, даже для самого опытного странника безмирья, коим он не являлся.

- Вот что мне надо. – Петрович протянул пожелтевшей листок бумаги, на котором неразборчивым почерком было что-то нацарапано карандашом.

Поле того, как Петрович долго разъяснял что брать, а что не надо, он показал парочку книжек

- В администрации я за тебя уже погутарил. Утром охране скажешь, что ты на вылазку. Но до этого, что б ни одна живая душа.

 

Лормекс сидел в кузове старенького ЗИЛа вместе с ещё четыре зеками и двумя охранниками. Перед вылазкой всем участникам раздали тёплые бушлаты и нацепили кандалы на ноги. Грузовик тронулся.

Из затянутого брезентом кузова было видно руины города.

Грузовик проехал около часа. Водитель тщательно объезжал все подозрительные места и обломки домов. Перед остановкой один из охранников проверил кандалы и прицепил к ним длинные 15 метровые цепи.

- Ну что, урюки, приехали! Вылезайте и начинайте искать что-то ценное. Тот, кто нифига не принесёт, останется без обеда!

Охранник выпрыгнул из кузова и потянул за собой двух зеков за цепи. Потом вылез второй охранник и потянул за собой двух других, оставшихся в машине.

- Если хто збежать захочет, как суку последнюю замочу!

На улице уже стоял водитель и двое других здоровяков с оружием. Водитель нервно курил самокрутку и с опаской оглядывался по сторонам.

- Тока шоб усё было в порядке. – один из охранников, видимо старший и как полагается самый здоровый, подошел к двум другим.

- Быстро обыскали местность, погрузились и свалили.

Лормекс взглянул на серое небо. Вокруг только разваленные панельные пятиэтажки. За выбитыми окнами таилась непроглядная тьма. Слегка присыпанные снегом улицы, поваленные фонарные столбы, груды обломков. И полная тишина. Заброшенные города были одними из самых мрачных мест в безмирьи. Про ужасы городов-призраков частенько спьяна  рассказывали сталкеры и рейдеры в придорожных трактирах.

Непонятно было чего тут искать. По слухам рядом должно было находиться отделение милиции и какая-то мастерская. Если ещё не всё успели растащить, то на промзону можно было привезти солидный груз.

Охранники обменялись парой реплик и потянули заключенных в сторону уцелевшего кирпичного дома. Лормекс прокрутил у себя в голове пункты из списка, что дал ему Петрович. Хоть что-то да надо было найти.

Пройдя несколько метров, охранники остановились. Прямо перед ними был небольшой переулок. От него словно веяло могильным холодом

- Эй ты, русый, топай вперёд.

Вот чёрт! Аномалию почуяли. А меня в разведку послать решили.

- Давай живее! – охранник тыкал стволом в спину.

Лормекс сделал несколько неуверенных шагов. Потом подобрал камень с земли и швырнул его в переулок. Тот глухо ударился об асфальт и покатился по снегу. Лормекс глубоко вдохнул и зашагал  по переулку. Ничего не произошло.

Час блужданий по руинам и поиски мастерской и опорного пункта ни к чему не привели. Пришлось осматривать опустевшие квартиры домов.

На улице послышалась ругань. Лормекс выглянул в окно. Во дворе один из охранников был окружен двумя людьми в зелёных брезентовых плащах с капюшонами и в противогазах с «хоботами». Поверх плащей одеты жилеты с множеством карманов, один вооружен АКСУ, а второй стареньким охотничьим ружьём.

Городские сталкеры. Они частенько рыскали по городам-призракам в поисках наживы, умело избегая встречи с мутантами и аномальные места. Иногда они объединялись в группы,  если в районе орудовали рейдерские банды. Но действительно легендарными были сталкеры одиночки.

Сзади тихо подошел охранник и тоже уставился в окно.

- Эй! Чего там? – крикнул он сталкерам.

В ответ ему только несколько бессмысленных фраз.

Похоже, что охранники никак не могли договориться со сталкерами. Те в свою очередь угрожали им скрытыми снайперами или мутантами. Но стрелять никто ни в кого не собирался. Жить хотелось всем.

Лормекс так бы и продолжал смотреть, если бы охранник не отправил его в следующую комнату, а сам остался наблюдать за происходящим. Войдя внутрь, парень сразу наткнулся на третьего сталкера. Тот наставил на него дробовик. Примерно несколько минут они стояли, не говоря ни слова. Лормекс посмотрел в глаза оппонента, сквозь стёкла противогаза. Молодой и не опытный сталкер. В его глазах был виден страх. Время действовать!

Лормекс резко заглянул за спину сталкера. Тот тоже моментально обернулся. Русый схватил правой рукой ствол дробовика, а левой зафиксировал его возле рукояти. Резкий рывок и ствол был приставлен к подбородку сталкера. Этому приёму его учил сослуживец отца. Прекрасно работал, когда на тебя было наставлено заряженное оружие.

Прогремел выстрел.

Кровь брызнула на стены и потолок. Практически обезглавленное тело упало на пол. Лормекс передёрнул цевьё.

Тут же послышались шаги. В комнату ворвался его охранник. Прогремел второй выстрел. Туша здоровяка шлёпнулась в дверном проходе. Третий выстрел пришелся по кандалам.

Далее Лормекс очень быстро осмотрел труп сталкера и сорвал с него, как ему показалось, самое полезное, что можно было схватить на скорую руку: гранату РГД-5 и охотничий патронтаж. Он стремглав бросился в следующую квартиру.

На улице началась стрельба. Похоже, что он спровоцировал стычку между охраной и сталкерами. Если повезёт, то он сможет воспользоваться возникшей суматохой  и убежать из города.

Лормекс ворвался на кухню. Вот он уже слышал, как по ступенькам поднимается двое людей. Прогремела автоматная очередь. Завёлся грузовик. Видимо зеки решили убежать.

Лормекс схватил со стола пустой гранёный стакан, вырвав чеку, положил гранату внутрь. Слегка приоткрыв дверь в кухню, он поставил на неё стакан.

Когда он выпрыгивал из окна, то сильно подвернул ногу. Прихрамывая и опираясь на дробовик, он поковылял в сторону ближайших руин.

За его спиной прогремел оглушительный взрыв.

Всё-таки открыли дверцу. Стакан, сдерживающий предохранительный рычаг упал на пол и разбился. Если преследователь не успели быстро смекнуть что произошло, то их должно было разнести на куски.

Вдруг из подвала выскочил тёмный силуэт. Он мгновенно схватил Лормекса, зажав ему рот рукой, и затащил обратно в подвал.

- Тихо, Лорм, свои. – произнёс до боли знакомый голос.

Когда Лормекс успокоился, то смог разглядеть нападающего. Чёрные длинные волосы, стянутые в хвост, чёрная кожаная куртка и джинсы, высокие ботинки. Это был Морт. Только очень исхудавший и усталый.

- Как тебя сюда занесло? – Лормекс на радостях обнял своего друга.

- Потом расскажу. Нам нужно выбираться из города. Думаю, сталкеры нам помогут.

- Врядле… - Лорм посмотрел на своего друга с безвинным выражением лица.

- Ну что ещё?

- Я одного застрелил, что б сбежать.

- Дубина…

- Да они меня не видели…- начал было оправдываться Лорм.

Раздосадованный Морт подошел к углу, где стоял его чехол с гитарой. Надо же, до сих пор не выбросил! Помимо шестиструнного гибсона внутри находилась винтовка.

- Уходить будем быстро. – длинноволосый достал винтовку из чехла. Это оказался карабин на базе винтовки Мосина образца 1938. Довольно раритетная и убойная вещь. Послужит ещё не один десяток лет. Если хранилась в надлежащем состоянии.

Морт аккуратно выглянул из подвала.

- Вроде тихо, - сказал он, спустя несколько минут.- Пошли!

- Я не могу. Я ногу сильно подвернул. – Лорм сделал такое выражение лица, что хотелось расплакаться.

- Идиотина!

Идея спасти своего друга, уже не казалась ему перспективной.

- Можно тихонько пролезть по подвалу, предложил русый.

- И напороться на какую-либо аномалию. Нет, не катит.

Морт призадумался. Он знал, что у сталкеров есть снайпера на крыше. А его напарник был весь в промзоновских шмотках. Долговязый скинул косуху и протянул другу.

- Накинь, что б сталкера не подстрелили. Авось за меня примут.

Лорм свернул бушлат в трубочку и накинул кожаную куртку.

- Погнали! Прикрывай!

На секунду показалось, что кожаная куртка придала уверенности русому парню и тот весело заковылял по ступенькам на верх с дробовиком на перевес. Он не боялся ни снайперов, ни мутантов, ни аномалий…

- Куда? - окликнул он друга.

- На юг, из города!

- Понял! – Лорм поспешил к высокой кирпичной многоэтажке.

- Юг там! – казалось безжизненным голосом, сообщил Морт и указал пальцем в противоположную сторону.

- Понял! – русый улыбнулся и, прихрамывая, двинулся в указанном направлении.

Морт подождал пока тот дойдёт до ближайшего укрытия, и, закинув чехол с гитарой за спину,  двинулся к напарнику. Тот зря не терял времени. Подбирая с земли небольшие камешки, Лорм метал их перед собой. По отсутствующей реакции можно было сказать, что особо опасных аномалий здесь не было.

- Двинули дальше? – спросил русый подошедшего друга. Тот кивнул.

 

Небольшими перебежками, им всё же удалось выбраться из города за довольно короткий промежуток времени.

Покинув опасные руины, они неторопливо шагали по дороге. Руины мёртвого города остались далеко за спиной. Лишь изредка встречались прогнившие и развалившиеся деревянные домики, и чёрные покрученные деревья.

- Ну, рассказывай, как ты меня нашел? – спросил хромающий Лормекс.

- Долго в себя приходил. Без воды, еды и оружия, много не походишь. Благо карта с компасом при мне осталась. Зашел к нашему общему знакомому – деду Якову. Он мне сначала ижак хотел дать… Но с ним на промзону, как с вилами на танк. Тогда наш старичок мне рассказал про одно местечко – бывшую квартирку одного коллекционера. Там-то я трёхлинейку и нашел. Потрудился над ней денёк и превратил в мечту снайпера безмирья. Осталось оптикой разжиться.

- Кому оптикой, а кому прикидом и стволом. – уныло пробурчал Лорм.

- Не перебивай. – Морт продолжил свой рассказ, - Занялся охотой. Настрелял дичи, а заработанные деньги пропивал в барах на границе желтой зоны. Там и встретил группу сталкеров. Они мне рассказали про промзону и про их вылазки в мёртвый город. Ну я с ними увязался. Они меня окольными путями провели в город. Прикрывал из своего карабина от мутантов. Работа непыльная. Разжился патронами и противогазом. Пару дней тебя дежурил. Слава Богу нашел.



Создан 08 окт 2011



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником